• ЯгуарПродукт для очистки и нормализации работы печени.
  • ЭпиведаПри кожных заболеваниях и для нормализации состояния кожных покровов.
  • ЭнорамРекомендован для применения при заболевании энурезом: оказывает легкое успокаивающее, спазмолитическое и желчегонное действие; уравновешивает процессы возбуждения – торможения в головном мозге; нормализует выработку антидиуретического гормона вазопрессина
  • ЭнзимтенЧайный напиток для улучшения пищеварения и снятия вздутия.
  • ЭнзимсилКомплексный препарат, обладающий дезинтоксикационным, метаболическим и антиоксидантным действиями
  • Энергофит+ (сироп)Препарат для улучшения самочувствия при нервно-эмоциональном и физическом переутомлении.
  • Энергофит (БАД)Препарат для улучшения самочувствия при нервно-эмоциональном и физическом переутомлении.
  • Эмульсия-сыворотка для сужения пор VIRTA FleurПредназначена для глубокой очистки кожи лица и нормализации ее функций.
  • Экстракт алоэ «по Филатову»Средство для глаз.
  • Шоколадный крем против морщинВозрождает ослабленную, обезвоженную кожу, разглаживает морщины, улучшает цвет лица.
  • Шоколадная подтягивающая маска для живота и талииАктивно уменьшает слой подкожно-жировой клетчатки, восстанавливает эпидермальную структуру, способствует образованию нового коллагена, повышает упругость, устраняет растяжки кожи на животе и талии.
  • Информационный сайт

    Средства для поддержания молодости и здоровья

    Вся правда Украинской государственности

    В этот день, пару десятилетий назад часть нашей великой страны, провозгласила независимость от остальной России. Как и все политические события той эпохи — это не стало исключением и в основе своей имело чудовищную ложь и предательство. Изучать те события сегодня становится все более важным, ибо история повторяется —  все те речи, обещания, потоки лжи и обмана, которые поменяли сознание целой нации, сегодня возвращаются, причем в отвратительно первозданном виде.

    Как же так получилось, что жившие дружной семьей люди, в одночасье оказались разведены по разные стороны госграниц? Ответ нам дает вот эта замечательная листовка, которая была тем информационным оружием, что поражало сознание наших граждан в эпоху Горбачевской перестройки.

    агитационная листовка

    Акция «Хватит кормить Кавказ» образца перестройки.

    Содержание этой бумаги весьма простое. Мы производим, как развитые европейские страны, а потребляем мало. Значит клятые москали все наше сало поели… А раз так, то хватит кормить москалей, все что мы производим — будем сами потреблять. Чудовищная нелепость подобной логики становится очевидной, если привести аналогию. СССР сродни человеческого организму, каждая его часть выполняла определенные функции, взамен обеспечивалась всем необходимым и все эти части в совокупности своей успешно существовали. Так нога весила грубо говоря 20 килограмм, а таскала на себе — оставшиеся 50, взамен тело ее снабжало кислородом, белками, углеводами, выводило шлаки и прочее.

    И вот нога решила, что теперь она сама себе хозяйка. Отрезала себя от тела и погибла в ту же минуту. Страны и народы конечно не нога и сразу не погибнут, но болезнь будет долгой и мучительной, и не факт что дела пойдут на поправку, об этом красноречиво говорят объемы польского сала, импортируемого незалежной Державой.

    Но эта листовка далеко не весь арсенал информационного оружия. Было и такое:

    агитационная листовка независимой Украины

    Все возвращается…

    Вообще Украинская государственность штука потрясающая… Потрясает она в первую очередь масштабом того обмана, который ее окружает.

    Ради уничтожения единого народа, претендующего на мировое господства была с нуля создана совершенно новая нация, особо ретивые представители которой смысл своей жизни видят в борьбе с Россией и всем русским.

    Хочу сюда привести большую-пребольшую цитату из книги «Американское сало», уверяю Вас — вы не пожалеете о потраченном времени на ее прочтение, ибо информация действительно потрясает…

    ——————————————

    – Начать нужно с государства «Украина» и нации «украиннец». Пожалуй, это самый масштабный искусственный проект в истории по расколу одного народа и формирования с чистого листа целой новой «нации». Это технлогия «nation-building» – нацистроительство. Современные «украинские историки» возводят украинский род к праотцам. Так, например, на полном серьезе докторами исторических наук пишутся статьи о том, что украинцы основали Иерусалим, доказывают, что «Илиада» Гомера написана на древнеукраинском.

    Алла едва подавила усмешку.

    – Основоположником этого тотального фальсификаторства истории был Грушевский к фигуре которого мы еще вернемся. Именно он проделал нехитрый фокус: все названия «русский» во всех исторических документах переиначил на «украинский» и таким образом, история Украины сразу же началась со времен истории Руси.

    Алла решила уточнить:

    – То есть он вместо «русский князь Владимир» например, писал: «украинский князь Владимир»?

    – Совершенно верно! Ну а современные ученики Грушевского пошли еще дальше, теперь в «украинцы» записывают вообще любые народы начиная с возникновения первого человека. Помнится в СССР официальные документы съездов КПСС провозглашали, что «в СССР возникла новая общность – «советский народ». Но никто не додумался исправить все энциклопедии, словари, учебники, документы. А что? Писали бы, например, не «русская церковь двенадцатого века», а «советская церковь двенадцатого века», не «развалины армянской крепости 6 века», а «развалины советской крепости шестого века», не «стоянка древнего человека третьего тысячелетия до н.э., а «стоянка советского человека третьего тысячелетия до н.э.»… Советские историки не додумались, а украинские для себя сделали…

    – Ну разве можно сравнивать? – перебила Повлонского Алла, – Ведь существуют украинцы со своим языком, государством, менталитетом и существуют давно…

    – Тут главный вопрос: насколько давно? – парировал Повлонский, -– те же самые «украинские историки» перерыли все, что можно в поисках доказательств, что, вот, де, в тринадцатом веке в таком-то документе употреблялось слово «Украина», или, вот, де, существуют карты пятнадцатого века, на которых написано слово «Украина», а значит, де, Украина, пусть не как государство, а как страна существовала уже не одно столетие! Позвольте, но из всех этих найденных документов ясно только одно: слово «Украина» использовалось в своем прямом смысле как «окраина», «граница», причем «украинами» часто назывались самые разные границы и окраины – разные местности в Чехии, Польше. Когда данное слово с польской легкой руки закрепилось преимущественно за территорией теперешней Украины, то есть в шестнадцатом веке, то означало оно название местности и территории, а никак не название государства и не название народа…

    Алла быстро сообразила:

    – То есть были территории называемые «Урал», «Сибирь». И люди даже звались там сибиряками и уральцами, но они не считали себя «уральцами» и «сибиряками» по национальности, они были русским! На территории нынешней Украины государства тогда никакого не было, были владения Речи Посполитой, а само население считало себя и называло себя русским.

    – Правильно, – похвалил Повлонский, – Да оно и было русским населением, каким же еще! В отличие от Польши, в самой России, данные территории назывались не «окраиной», а Малой Русью, позже – Малороссией, что имело смысл не «маленькая Русь, а «исконная Русь», так же как Малый Кремль, детинец, есть первоначальная крепость, после которой уже строился Большой Кремль.

    Повлонский открыл  книгу, где видимо была собрана дипломатическая переписка каких-то князей:

    – Малороссами называли себя сами князья еще с четырнадцатого века. Галицко-Волынский князь Юрий II пишет магистру немецкого ордена Дитриху: «Божьей милостию прирожденный правитель всей Малой России». Богдан Хмельницкий в письмах Русскому Царю говорит о Большой и Малой Руси, а себя называет не украинским гетманом, а гетманом запорожским.

    – Ну, может быть, он так хотел польстить русскому царю, отказываясь от «украинства»? – спросила Алла.

    – Хорошо, допустим, но вот, через несколько лет гетман Выговский возвращается в подданство Польши и подписывает «Гадячский мир». Он обращается к полякам: «Вот блудный сын возвращается к своему отцу… Примите эту землю, этот плодоносный Египет… эту отчизну воинственного и древнеславного на море и на суше народа русского!» А еще позже, гетман Дорошенко, который «присоединил» Малую Русь теперь уже к Турции, на исходе своих лет, боясь гнева поляков и прося убежища у русского царя пишет: «да будет вам известно, православный милостивый царь, что сей российский народ, над которым я старшинствую, не хочет носить ига, которое возлагает на него Речь Посполитая…» Итак, опять «российский народ» и никаких украинцев. Надо сказать, что современные украинские историки и Хмельницкого, и Выговского и Дорошенко числят заправскими украинскими националистами!

    Алла была удивлена, а Повлонский продолжал сыпать доказательствами.

    – Когда в восемнадцатом веке какой-то польский анонимный писака, решивший отомстить Российской Империи за раздел Польши, впервые стал доказывать, что на территории Малой Руси и Большой России живут разные народы, он не придумал ничего лучше, как назвать настоящими «русскими» именно малороссов! Книга называлась «История Руссов». Если бы в ходу было название «украинец» разве бы не воспользовался этим анонимный ненавистник России? Нет, он наоборот, доказывает, что малороссы есть «природные руссы» и поет славу Мазепе как настоящему русскому патриоту.

    – Обалдеть можно!– искреннее сказала Алла.

    Повлонскому же понравилось восхищать эрудицией красивую девушку и он продолжал:

    – Вообще, я не буду сейчас даже трогать так называемую Восточную Украину, я приведу факты из истории Украины Западной, которая практически со времен Монгольского нашествия была в составе других государств, а не России. Но даже там, далеко-далеко люди вплоть до девятнадцатого века считали себя русскими, называли себя русскими и боролись за то, чтобы оставаться русскими. Так называемые «украинцы» появились там лишь в последней четверти девятнадцатого века, чуть более ста лет назад.

    – Ста лет назад? – присвиснула Алла

    – Закарпатская Русь еще в тринадцатом веке была окончательно захвачена Венгрией, Галиция после войн четырнадцатого века отошла к Польше, а Буковина после упадка Киевской Руси, была то под властью Венгрии и Польши, то под властью Турции, точнее, вассальной ей Молдавии, пока не была аннексирована Австрией в восемнадцатом веке.

    – То есть к России западноукраиснкие земли уже не относятся восемьсот лет, а люди там считали себя русскими?– уточнила Алла.

    – Да, и более того, они не просто считают себя русскими, а активно сопротивляются превращению в нерусских! В шестнадцатом веке, на западенщине, во Львове в знак сопротивления ополячиванию, возникли православнее братства, и Львов стал центром русского сопротивления.

    – Львов? Центр русского сопротивления? Там же одни бандеровцы сейчас!– воскликнула Алла.

    – Это сейчас, а тогда, когда Галиция перешла к Австрии, австрийцы поначалу даже поддерживали антипольские настроения русских, была создана «Русская коллегия» во Львове. Заметим, почему-то именно русская, а не украинская. Во время антинаполеоновских походов, встречаясь с русскими солдатами и отлично понимая друг друга, присутствуя на богослужениях, совершаемых полковыми русскими священниками в их церквах, галичане убеждались, что Русь едина и в них усилилось тяготение к России. И в настроениях Галицкой Руси, только что пробудившейся национально, появился новый мотив — руссофильство и надежда на воссоединение с Россией в будущем. Во времена польского восстания, русская Галиция заняла враждебную позицию по отношению к полякам – своим бывшим угнетателям.

    – С ума сойти!– продолжала удивляться Алла.

    – В 1837 году – продолжал Повлонский, – выходит сборник «Русалка Днестровская», где издатель Шашкевич пишет: «Вырвешь мне сердце и очи мне вырвешь, но не возьмешь моей любви и веры не возьмешь; ибо русское мое сердце и вера — русская». В 1848 году была создана во Львове «Главная Руськая Рада».

    – Почему не «украинская»?

    – Потому что люди во Львове считали себя русскими! Эта политическая организация выступает с требованиями к властям. И какое главное требование по вашему?

    – Не знаю! – честно призналась Алла

    – Введение преподавания на «руськом» языке, как в народных школах, так и в гимназиях, а также открытие соответствующих кафедр при Львовском университете, и свобода печати на родном языке.

    – Почему не на «украинском»?

    – Да я же вам объясняю! Не знали еще люди, что есть оказывается такой язык… Тут «украинские историки» заявляют, что де имелся в виду, конечно, язык украинский, который по ошибке называли «русским». Но это не правда. В этом не трудно убедиться, ознакомившись с печатными изданиями, вышедшими в Галиции в конце сороковых и в начале пятидесятых годов прошлого столетия. Например, орган «Главной Руськой Рады» — «Заря Галицкая» без словарей и переводчиков понятен каждому знающему русский язык, хотя и имеет незначительное количество диалектных слов.

    – Может какая-то кучка интеллигентов и выступала от имени русских, но основной народ де не считал себя русским? – Алла все еще была настроена скептически.

    – Вот факты: Кроме «Главной Руськой Рады» было образовано сорок пять, ей подчиненных, «Руських Рад» в разных городах и местечках. Состояли они из тридцати членов, как и Главная Рада и занимались всеми вопросами жизни и быта населения: народное просвещение, финансы, социальные вопросы, вопросы улучшения сельского хозяйства. Периодически собирались многочисленные собрания в несколько сот человек. Под петицией австрийскому императору было собрано двести тысяч подписей. Поляк, граф Голуховский, наместник Галиции, приказал ввести вместо кириллицы латинский алфавит. Это распоряжение вызвало такой единодушный отпор, что не смогло быть проведено в жизнь и только еще более усилило прорусские настроения.

    – Ничего себе! Столько подписей и сейчас то собрать не просто, – оценила факт Алла.

    – В 1865 году ведущая газета Галичины «Слово», открыто выступила с формулировкой политических настроений Галицкой Руси. Она писала, что Галицкие «русины» и великороссы — один народ, а язык «русинов» — незначительное отклонение от русского языка и отличается от него только выговором; от Карпат и до Камчатки существует только один русский народ и готовый русский литературный язык. В отчетах Галицкого Сейма и Венского Парламента группа депутатов-галичан всегда называемая «рускими» или «русинами», но никогда «украинцами».

    – Я правильно поняла,– переспросила Алла, – что до середины девятнадцатого века западная Украина это центр русского патриотизма?

    – Да, – быстро ответил Повлонский.– Все это стало беспокоить австрийское правительство и оно начинает методично создавать теорию, согласно которой существуют отдельные от России «украинцы», как особый народ. Появляются сначала политики, которые высказывают это мнение, а потом и литераторы и историки.

    Павлонский очень быстро листал страницы книг, которые он доставал с полки и закончивши цитировать небрежно бросал на стол. Скоро у него скопилась гора пожелтевших от времени томов, но политолог разошелся не на шутку:

    – Вот, пожалуй день рождения «украинства». 25-го ноября 1890-го года в Галицком Сейме представитель «Русского Клуба» Юлиан Романчук, учитель «руской» гимназии во Львове с другим депутатом Вахнянином, тоже учителем «руской» гимназии, выступили с заявлением, что народ Галицкой Руси не имеет ничего общего с остальной Русью и великороссами. Они были куплены австрийцами.

    – Где доказательства, что они куплены были? Может это их было искреннее мнение?

    – Вот доказательства: Анатолий Вахнянин, в свое время написал и переложил на музыку патриотическую песнь пробужденной Галицкой Руси, которая начиналась словами: «Ура, на бой орлы! За нашу Русь святую, Ура!», теперь вдруг стал «украинцем».

    – Да, действительно, кажется как– то «вдруг».

    Я выступал на одной конференции в Киеве и спрашиваю по поводу этого факта: «Господа «украинские историки»! Если от веку там жили украинцы, да и существуют какие-то карты «украины» шестнадцатого века и летописи, в которых употреблялось слово «Украина» в четырнадцатом веке, то с чего вдруг всего лишь более ста лет назад политики совершают такие демарши? За что они борются, если кругом одна Украина и одни украинцы? Кому они что-то доказывают?»

    – И что вам ответили?

    – Ничего! Сказали, что я русский империалист, националист, мерзавец.

    – А как отреагировал на заявления этого Вахнянина простые люди в то время? Поддержали?

    – Ха! Во Львове собрал грандиозный митинг, на котором шесть тысяч представителей сел и городов Галицкой Руси единогласно осудили выступление Романчука и Вахнянина

    – Эта цифра и по нынешним меркам не слабая,– согласилась Алла, – а тогда в условиях гонений со стороны власти и при меньшем населении, совершенно очевидно, это был vox populi.

    – В результате, второй подписант Романчук рвет с правительством, переходит в оппозицию и ищет сотрудничества с москвофилами.

    – А что делала Австрия, раз ее идея не удалась?

    – Что делала Австрия? Выделяла деньги! – Повлонский похлопал себя по внутреннему карману, где, видимо лежал кошелек, – Австрия создает организации «Сечь», «Сокол» и «Пласт» и раскалывает русское движение по политическому принципу. Среди русских появляются не только собственно религиозные консерваторы, но и социалисты и демократы, которые противостоят друг другу. На выборах 1907 года были проведены прямые и тайные выборы в Рейхстаг. При всем сопротивлении Правительства, русские избрали тридцать два депутата и организовали в Парламенте Австрии «Русский парламентский клуб». Даже те, кто называл уже себя украинцами, входят в этот клуб. Слово «украинец», еще не прижилось!

    – И это в 1907 году! Фантастика! Всего почти сто лет назад…

    – При этом, сторонников Австрии и антироссийски настроенных русских было в этом клубе большинство! На выборах 1908 года позиции москвофилов даже усилились, что естественно, привело к тому, что финансирование «украинских» организаций возросло.

    – Но, может быть, русофильство насаждали из России? – робко спросила Алла, – Может, мы тоже своих подкармливали финансово?

    – Нет. Только в 1911 году депутатГосударственной Думы Бобринский призвал общественность в России:  «Я не знал, что за границей существует настоящая Русь, живущая в неописуемом угнетении, тут же под боком свой сестры — Великой России. Как любить Русь и бороться за нее надо всем, нам поучиться у галичан», — сказал в Думе Бобринский.

    – Ну и что, наши им помогли?

    – Нет. Все его попытки организовать широкую помощь этой угнетенной Руси не дали больших результатов. Зато австрийцы исправно платили всем, кто отказывался называться «русским» и переименовывался «украинцем». А когда началась Первая мировая в дело пошли не только деньги, но и штыки с виселицами. Руки у австрийцев и их пособников были развязаны. Пропагандистская обработка и украинизация населения дошла до крайности: всякий, кто называл себя русским, должен был умереть или стать «украинцем». Русских вешали, расстреливали, отвозили в концлагеря. Это был первый в новейшей истории геноцид. Солдаты-австрийцы и румыны носили в ранцах петли, чтобы скорее вершить свое дело, каждому кто донес на московофила – выплачивали премию в несколько сот крон. В концлагерях Терезин и Телергоф десятками тысяч умирали русские. Поначалу там даже не было бараков, люди умирали на земле от холода, заражались тифом.

    – Почему об этом никто не знает?– удивленно вскинула брови Алла. – Есть вообще какие-то факты, доказательства?

    Павлонский достал еще одну брошюру:

    – Автор – Ваврик, сам узник лагеря написал в 1928 году страшный мортиролог: «В деревне Волощине, мадьяры привязали веревкою к пушке крестьянина Ивана Терлецкого и поволокли его по дороге с собою. Они захлебывались от хохота и радости, как тело русского поселянина билось об острые камни и твердую землю и кровавилось густою кровью. В деревне Буковине того же уезда мадьярские гусары расстреляли без суда и допроса пятидесятилетнего крестьянина Михаила Кота, отца шестерых детей. А какая нечеловеческая и немилосердная месть творилась в селе Цуневе Городоского уезда! Там арестовали австрийские вояки шестьдесят крестьян и восемьдесят женщин с детьми, мужчин отделили от жен и поставили их у деревьев. Солдат-румын забрасывал им петлю на шеи и вешал одного за другим. После нескольких минут прочие солдаты снимали тела и еще некоторых живых докалывали штыками. Матери, жены и дети были свидетелями этой дикой расправы. Можно ли передать словами их отчаяние? Нет, на это нет слов и силы!» Таких перечислений десятки страниц. Вот так из русских делали «украинцев».

    Алла потрясенно молчала. Но через минуту все же задала очевидный вопрос:

    – А что говорят «украинские историки»?

    – Украинские историки и сейчас цинично пытаются представить все происходящее, как борьбу австрийцев против украинцев! Дескать в Телергофе убивали не русских, а украинцев…

    – Ну это же безбобожно! Этого не может быть! –воскликнула Алла.

    – Послушали бы лучше эти историки собственный пропагандистский фольклор:

    Украiнцi пють, гуляють,
    А кацапи вже конають.
    Украiнцi пють на гофi,
    А кацапи в Талергофi.

    Павлонский захлопнул книгу и пристально посмотрел на потрясенную Аллу:

    – Оценки историков разнятся. Самые скромные подсчеты говорят о том, что в результате террора погибло восемьдесят тысяч русских. Еще не менее ста тысяч стали беженцами. Другие данные говорят даже о двухстах тысячах убитых, повешенных, умерших от болезней в лагерях. При этом «украинские историки», которые утверждают, что это был «геноцид украинцев со стороны австрийцев» почему-то склонны цифры занижать. Хотя казалось бы, какой повод прокричать на весь мир про очередной «голодомор» и геноцид и потребовать с австрийцев компенсации! Нет, бояться ворошить эту тему, бояться, обнародовать факты, что главными вешателями русских и доносчиками были именно новые свежеиспеченные австрийцами «украинцы». Не мудрено, что украинские историки так скупы на претензии к австрийцам.

    – Подонки…

    – Сам основоположник «украинской истории» Грушевский – целиком и полностью находился у австрийцев на содержании и выполнял заказ. В начале 1891 года профессор Антонович вернулся из подвластной австрийцам Галиции и привез сенсационную новость – во Львове австрийцы планируют открыть императорскую королевскую кафедру истории Украины. Отправляться туда лично старый хитрец не захотел. Менять Киев на Львов и сейчас найдется немного охотников. А тогда на переезд из стремительно развивающейся «матери городов русских» в маленькое провинциальное местечко мог отважиться только такой никчемный ученый, как Грушевский.

    – Это его портрет сейчас печатают на украинских деньгах?– уточнила Алла

    – Да, но этот главный «украинец всех времен и народов», по его же собственному признанию, не владел даже тем самым «украинским языком», над его попытками писать на мове смеются даже сами украинцы. Но вскоре из Львова одно за другим посыпались научные «открытия». Российский подданный Грушевский неожиданно открыл «украинские племена» и «украинских князей». Причем открыл в те времена, когда ни украинцев, ни русских, ни даже австрийцев еще и на свете не существовало. Через несколько лет Грушевский, кроме недописанной «Истории Украины – Руси», обладал на территории Австро Венгрии усадьбой в закарпатской Криворовне, виллой во Львове на Понинского, 6, а в России – огромным доходным домом в Киеве на углу улиц Паньковской и Никольско Ботанической. Во дворе этой шестиэтажной громадины находился еще и двухэтажный «флигелек» размером с вполне приличный особняк. Естественно, он тоже принадлежал оборотистому «историку». Никакого профессорского жалованья не хватило бы на строительство всех этих архитектурных объектов. Тем более, что киевскую «штаб квартиру» проектировал ни кто иной, как Кричевский – один из самых дорогих архитекторов начала двадцатого века. Возвели ее рекордными темпами – всего за два года, почти перед самой войной – в разгар киевского строительного бума.

    – То есть этот Грушевский был просто предателем России, коррумпированной сволочью…

    – Он был профессиональным предателем. Потому что потом предавал и «украинцев». После войны Грушевский в результате цепи непредсказуемых приключений оказался сначала в «ссылке», в Москве, потом в кресле председателя Центральной Рады – в Киеве и, наконец, снова в Австрии – в Вене, откуда неожиданно запросился домой, в окрасившуюся красным цветом советскую Украину. Грушевский запросился в советскую Украину, когда еще не успела окончиться гражданская война. Причем в таких выражениях, которые для бывшего «батька нації» иначе как позором не назовешь. Летом 1920 года он направляет в ЦК КП(б)У письмо, в котором признает заслуги большевиков в борьбе с капитализмом и уверяет, что осознал, как и другие украинские эсеры, ошибочность стремлений изолировать Украину. Он даже подчеркивает, что отказался от поддержки националистов и принял принципы III Интернационала!

    – Главный националист Украины отказался от национализма и принял принципы интернационала?

    – Да! А чего не сделаешь, чтобы оказаться у власти и на плаву?

    – Почему большевики ставили на таких, как Грушевский?– воскликнула Алла.

    – Это очевидно. Все те, кто даже под страхом репрессий, не отказывались от русского имени и не хотели называть себя «украинцами» были ни кто иные как поборники старой царской России, с которой большевики и боролись. Естественно, что «украинцы» оказываются союзниками большевиков. Сделка проста: большевики помогают украинизации, а «украинцы» в благодарность насаждают большевизм.

    – Да, и вправду очевидно…– Алла слегка задумалась, – А что было дальше?

    – Послевоенная судьба Западной и Восточной Украины различна политически, но благоприятна для украинизации и в том и в другом случае. На западной Украине, которая отошла Польше тотальную украинизацию и полонизацию в тридцатые годы ХХ века продолжали поляки. А теперь, внимание! – Повлонский поднял вверх указательный палец, – В Галичине, отданной Польше, по переписи 1936 года в рубрике о национальности 1 196 885 человек назвали себя «русскими». «Украинцами» назвали себя 1 675 870 человек. Таков был результат после многолетней деятельности власти, направленной на поддержку «украинства».

    – В условиях польской «демократии» требовалось, наверное, не мало гражданского мужества назвать себя» «русским»?– прервала Алла.

    – Да мужество должно было быть большим. И все равно половина населения назвала себя «русскими». И вот еще факт: в Карпатской Руси в 1937 году была проведена анкета-плебисцит о том, какой язык преподавания должен быть в школах: русский или украинский. Несмотря на нескрываемое стремление правительства Чехо-Словакии, чтобы было вынесено решение в пользу украинского языка, восемьдесят шесть процентов населения высказалось за русский язык.

    – Фантастика! Половина жителей Западной Украины в условиях ненависти власти к СССР, в условиях насаждения украинства все же называют себя русскими, и подавляющее большинство высказывается за русский язык! — Алла аж подскочила со стула и заходила по кабинету, как Повлонский.

    – А сегодня, – продолжал сам Повлонский, – украинские политики нам заявляют, что всего лишь четверть, а некоторые говорят и о пятнадцати процентах, населения ВСЕЙ Украины составляют русские.

    – Что это за фокус? Куда делись десятки миллионов русских менее, чем за сто лет и откуда вдруг на той же самой территории появилось чуть ли не тридцать миллионов «украинцев»? – спросила Алла и сама же уже догадалась, каков должен быть правильный ответ.

    – Ответ очевиден: это одни и те же люди, и потомки этих людей, в чьи паспорта было внесено соответствующее изменение. Был «русский» – записали «украинец».

    – А что было на Востоке?

    – На Восточной Украине украинизация шла с не меньшим остервенением, чем на Западной, под пятой Польши.

    Повлонский опять полез в какой-то справочник, нашел нужную страницу и торжествующе посмотрел на Аллу:

    – По национальному признаку тогда комплектовались партийные органы. Если в 1925 году соотношение украинцев и русских в КП(б)У составляло 36,9 процента на 43,4 процента, в 1930 году – 52,9 процента на 29,3 процента, то уже в 1933 году – шестьдесят процентов украинцев на 23 процента русских!

    – Ничего себе темпы!

    – Кроме того, насаждался украинский язык. Если в 1930 году 68,8 процента газет на Украине выпускались советскими органами на украинском языке, то в 1932 году их было уже 87,5 процента; в русскоязычном Донбассе к 1934 году на русском языке из тридцати шести местных газет выходило уже только две! В 1925–1926 годы из всех книг, изданных на Украине, 45,8 процента вышло на украинском, а уже в 1932 году эта цифра составила 76,9 процента.

    – Может быть народу были понятнее книги на своем диалекте?

    – Никаким «требованием рынка» объяснить это невозможно: книгоиздание было в то время сугубо партийной, политической сферой. С особой настойчивостью решался вопрос украинизации образовательных учреждений. В том же Донбассе до революции было семь украинских школ. В 1923 году Наркомпрос Украины приказал в течение трех лет украинизировать шестьсот восемьдесят школ региона. На 1 декабря 1932 года из 2239 школ Донбасса тысяча семьсот шестьдесят (или 78,6 процента) были украинскими, еще двести семь (9,2 процента) – смешанными русско-украинскими. К 1933 году закрылись последние русскоязычные педагогические техникумы. В 1933 учебном году в русскоязычной Макеевке не осталось ни одного, слышите, Алла, русскоязычного класса в начальной школе!

    – Я еду на Украину с заданием от редактора заняться темой голодомора, который был как раз в это время. Сегодня украинское правительство много говорит о «голодоморе» как геноциде украинского народа. Дескать, Москва, душила именно украинцев. Теперь после ваших слов у меня остается только одно недоумение: что же это за странная была такая Москва? Одной рукой она перековывала русских в украинцев, а другой рукой украинцев морила голодом?

    Повлонский резко ответил:

    – Если и был геноцид на Украине в тридцатые годы, то геноцид по отношению к русским! Украинизация продолжалась весь советский период.

    – Получается мы сами, Москва и советская власть создали себе же на голову этих украинцев из части единого своего же народа? – грустно подытожила Алла.

    – Поляки, австрийцы и большевики и есть подлинные создатели украинской нации, создатели нации не на ровном месте, а путем превращение большой части русских в «украинцев». Последнее время дело австрийцев, поляков и большевиков продолжали Кушма и Ищенко, но теперь уже на деньги американские. Миллионам жителей государства «Украина» объясняют, что они неполноценные, что они, оказывается, «забыли родной язык и свои корни»! Ха-ха! Но кто и когда прослеживал эти корни? Известен такой факт, после завоевания Новороссии, Екатериной Второй, эта территория была заселена огромным количеством выходцев из центральной и северной России: Архангельской, Орловской, Смоленской областей. Почему? Да потому, что на месте Новороссии было так называемое дикое поле. Пятьсот лет татары опустошали эту землю, угоняли в полон женщин и детей и убивали мужчин Никто не хотел селиться в этих землях. И вот теперь, потомкам русских, которых пригнали из России в Николаев, Одессу, Херсон, нынешний Донбасс говорят, что они де «украинцы забывшие свои корни», «несвидомые», их заставляют чувствовать свою ущербность и недоделанность. А на самом деле их украинцами–то записали максим одно-два поколения назад! Какую «ридну мову» они якобы забыли? Разве что русскую, которую из них выколачивали в насаждаемых украинских школах…

    Из кабинета Повлонского Алла вышла потрясенная. В ее голову так до сих пор и не вмещалась мысль «Как это, сто лет назад не было никаких украинцев, а сейчас многомиллионная нация…»